Он чуть не лишился жизни во время матча, вернулся на лед, но оказался никому не нужным в КХЛ

Он чуть не лишился жизни во время матча, вернулся на лед, но оказался никому не нужным в КХЛ

Николай Лемтюгов. Фото photo.khl.ru

Николай Лемтюгов после разрыва селезенки вынужден играть в Британии, Южной Корее и Хорватии, но еще надеется вернуться на высший уровень.

Он чуть не лишился жизни во время матча, вернулся на лед, но оказался никому не нужным в КХЛ

Игрок «Авангарда» порвал селезенку. Сможет ли он вернуться в хоккей?

В Британии чуть не подрался на дороге

— Вы провели сезон в Великобритании. Как-то я приехал в Лондон и едва не угодил под автобус с этим непонятным левосторонним движением. Как привыкали вы ко всему необычному в этой стране?

— Спокойно. Помогло то, что я все-таки был в Шеффилде, а не в Лондоне. Траффик гораздо меньше и адаптация прошла легче. Но без проблем не обошлось. Однажды я чуть не подрался на дороге с другим водителем.

— Что случилось?

— Мне в клубе выдали небольшой автомобиль, но беда в том, что он с механической коробкой передач. В Англии люди экономят и там механика дешевле, чем автомат. Не склонны в этой стране тратить деньги просто так. Шеффилд расположен на холмах, есть достаточно приличные спуски и подъемы. Так вот в первой же поездке я и нарвался на конфликт. Дали мне машину после тренировки, я пару кругов на парковке сделал для проверки, не помню, когда уже последний раз ездил на механической коробке, ну и отправился домой. По пути два затяжных подъема, а машин на улицах было достаточно много. И вот во время одного из подъемов я пристроился за машиной. Но поскольку привычки на «механике» нет, приближаюсь слишком близко, да и еще и дергаюсь постоянно. Вот водитель и не выдержал, выбежал ко мне.

— А вы?

— Не надо говорю, драться. Я новичок, еще не привык. Разошлись мирно. Если же говорить о левостороннем движении, то разобрался быстро, хотя пару раз по встречной полосе ехал пока не начинали моргать. Меня больше поразили штрафы.

— Высокие?

— Очень. Если на знаке написано «70», то и надо ехать 70, а за 71 один уже прилетает штраф. Причем, достаточно высокий, но он снижается, если ты идешь на курсы и проходишь их, как будто новичок. Я уже после первого штрафа все понял и больше не нарушал. Но пришлось послушать четыре часа о правилах дорожного движения.

— Все знают, что Англия — очень дорогая страна.

— Моей зарплаты хватало, чтобы прожить там с семьей. Но тут уже от человека зависит. Хороший урок для всех хоккеистов, которые привыкли тратить деньги направо и налево. Нужно уметь тратить с умом, думая о том, что большие контракты и премиальные в скором времени закончатся. То, что я заработал за карьеру, так и лежало, а мы спокойно обходились суммами, которые платили в клубе.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Bears!!!

Публикация от Nikolay Lemtyugov (@nikolaylemtyugov) 24 Окт 2018 в 8:18 PDT

Англичанам даже не надо пытаться вступать в КХЛ

— Все хотел узнать: а с вами расплатились в «Медвешчаке», куда вы уехали год назад?

— Нет, денег не отдали. Но я подписал бумагу, что претензий к хорватскому клубу не имею. Дело в том, что из Европы я уехал играть в Азиатской лиге за клуб из Южной Кореи и при переходе они все компенсировали. Так что вопросов к хорватам нет.

— Вернемся в Англию. Я разговаривал с Павлом Воробьевым, первым российским хоккеистом в Великобритании, и он рассказывал ужасные вещи. Например, в Эдинбурге борта, как из камня сделаны. Легко можно получить травму после силового приема.

— Да! Что-то я не заметил. Приехав в Манчестер, я обратил внимание на то, что там как раз борт очень мягкий и подвижный. Даже специально подъехал, подергал руками, думал, что оторву. Испугался еще. Спрашиваю у партнера, а тут все в порядке, не сломается. А он наоборот доволен, что травму получить невозможно. В Великобритании очень необычные площадки. Такое ощущение, что размер коробки даже меньше канадской. Я последний раз в детстве на таких играх, когда мы ездили в Северную Америку. Углов вообще нет. Отсюда и хоккей довольно быстрый и немного суетливый. Если потерял шайбу в средней зоне, то уже обороняешься.

— Такое ощущение, что Павел Воробьев играл в другой лиге.

— Нет, но он же играл за шотландский клуб, где был русский владелец. Теперь этой команды нет, в лиге она не задержалась. Но она была какой-то полупрофессиональной. Их постоянно все «вытряхивали», так как большинство хоккеистов из Эдинбурга в первой половине дня работали по своим специальностям.

— Так это непрофессиональная лига?

— Я когда справки наводил, то меня эта информация тоже сильно напрягла. Но потом я узнал, что не все так страшно. Процентов 70 в лиге настоящие профессионалы, в основном канадцы и американцы с опытом игры у себя дома. Хорошие катки, неплохие стадионы. Нисколько не пожалел, что поиграл там.

— В КХЛ-то англичане не собираются?

— Однажды владелец команды поднял эту тему в разговоре со мной. Он достаточно богатый человек, миллионер, но по внешнему виду, по манере одеваться и держаться этого не поймешь. Так вот он поинтересовался, насколько дорого будет выступать в нашей лиге. Я сразу сказал, что даже пытаться не стоит.

— Почему?

— На уровне английской лиге он делает многое. Неплохая команда, стадион на десять тысяч иногда полностью заполняется, но для КХЛ всего этого мало, требуются совершенно другие деньги.

— Ходят там на хоккей, да?

— И очень прилично. Я видел потрясающие картины, словно из старой советской хроники. Знаете, когда возле касс огромные очереди и когда начинается продажа, то возникает сумасшедшая толкучка, так как все непременно хотят попасть на матч. Но до открытия кассы все сидят на принесенных с собой стульях, раскладушках.

— Такое постоянно?

— Нет, но часто. Например, матчи против «Ноттингема» считаются дерби и туда идут все. Полный стадион, разделенный на две половины из-за фанатов. Шум, поют песни. Атмосфера невероятная. Нам всегда говорили, вы можете проиграть кому угодно, но только не «Ноттингему».

— Так это в Шеффилде так любят хоккей?

— Нет, подобная атмосфера в Белфасте, Кардиффе, Ковентри. Хороших команд достаточно. Хоккей не совсем системный, но это все от тренера зависит. А обученных парней там немало. Никогда в жизни я так много не играл. До момента пока все не остановили, я провел 63 матча, а еще должен был быть плей-офф.

— Жаль немного.

— Причем, там плей-офф отличается от привычного. На первых этапах проводится два матча, как в футбольных кубках, когда считается количество голов на своем и чужом поле. Затем определяются четыре команды, они все перемещаются в один город и там идет своеобразный «финал четырех».

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Dear Steelers family, fans and friends, I am sad to say that this season is over and that it happened earlier than all of us expected. I wish I could thank you all in person instead of writing it on the Instagram. This season all of us, together, we did a great job in achieving one of our goals — we won the most wanted trophy — Challenge Cup! Thanks to everyone, who came and supported at us at the FlyDsArena. Dear fans, you are truly THE BEST in the league and one the greatest from all the fans that I’ve seen in my career. Thank you for all your help, support, friendliness and openness. Thanks to the coaches and management of the team for the warm welcome, help with all the questions along the season and for making me feel like I am home. And big thanks to the guys that I’ve gone on ice with and fought side by side each game. You are awesome, you know I love you. It was a great season! Thank you Sheffield?? Stay safe?? С любовью из России // From Russia with LOVE. Yours Lemty @officialsteelers @sheffieldarena

Публикация от Nikolay Lemtyugov (@nikolaylemtyugov) 14 Мар 2020 в 4:49 PDT

«Авангарду» я оказался не нужен

— Впечатление незабываемые. Но все равно я не понимаю, почему вы уже второй сезон не в России, а в Хорватии, Южной Корее, Великобритании. Последний сезон в КХЛ вы провели за «Авангард», мы все помним, как после одного из матчей вас увезли в реанимацию. Врачи боролись за жизнь, вы не только выкарабкались, но и в конце сезона вышли на лед. А после сезона с вами расстались, хотя вы должны были ехать с «Авангардом» в Балашиху. Вы разговаривали с Александром Крыловым?

— Да что вы, я про него и не знал. Нет, мой последний разговор был с Максимом Сушинским, когда он мне сказал, что «новый тренер не видит меня в составе на следующий сезон». Меня расстроило даже не это. Получив травму, клуб постоянно торопил с возвращением на лед, напоминал, тренеры ждали. По-хорошему, я бы мог вообще никуда не спешить, спокойно восстанавливаться и ждать следующего чемпионата, так как с травмированным хоккеистом нельзя разорвать контракт. Приходил бы на стадион, набирал форму.

— Но вы сами стремились к тому, чтобы вернуться на лед.

— Все верно. Хотелось даже не кому-то доказать, а самому себе, что способен вернуться на уровень. Нельзя было падать духом, надо было возвращаться на площадку. Но речь ведь о том, что если бы я не торопился, все делал по плану, предписанному медиками, не форсировал бы подготовку, то следующий сезон провел бы в «Авангарде». Просто мне было бы тяжелей вернуться.

— И потому решили поторопиться.

— Причем пришлось пройти много тестов до выхода на лед. В КХЛ постоянно изучали мое состояние, я крутил велосипед в маске, проходил какие-то испытания, чтобы доказать — здоровье нормальное. Я прошел испытание, вышел на лед, а в конце мне говорят: ты не нужен.

— Неприятно.

— Неприятно, что даже шанса не дали. Я же предлагал, ну у меня действующий контракт, давайте я приду на сборы, покажу себя. Неважно, на какой позиции меня бы рассматривали. Но дайте возможность, а если я буду уступать своим конкурентам, то признаю, что проблемы со здоровьем сказались, не выдерживаю и мы расстанемся.

— Не согласились.

— Вызвали и говорят: «У нас есть список от главного тренера, с кем бы он хотел работать и тебя в нем нет».

— Тогда же еще не было Боба Хартли.

— Да, вроде о нем еще не шло речи. Я пытался убедить, но диалога с Максимом Сушинским не получилось. Он сообщил, что решение уже принято, компенсацию я получу в ближайшее время и темы для беседы нет. Кстати, про тренера. Я еще спрашивал, а какой это тренер меня не видит в составе? Кого назначают-то? Но ответа не было.

— Странно.

— Тот сезон в «Авангарде» был признан неудачным, опять стали менять команду, набирать новых людей. Но и сейчас в клубе точно такая же ситуация, как мне кажется. А я ведь даже на понижение контракта был готов пойти ради шанса. Предлагал условие, что если у меня возникнут проблемы со здоровьем, а после того случая это не исключалось, то я мирно покину клуб. Но меня не слышали. Хотел получить шанс, который, считаю, заслужил, выкарабкавшись из той тяжелой ситуации.

— Заслужили.

— Это же была бы и дополнительная реклама для клуба. Все бы увидели, что своих, получивших серьезную травму, не бросают. На слуху пример с Бойлом из «Дэвилз», который болел раком, вылечился и вернулся на лед. И все видели, как его поддерживал клуб, как все в команде ждали его возвращения. У нас все иначе. Взять случай с Самвелом Мнацяном, который недавно ушел из жизни. До последнего момента все это скрывалось, никому ничего не говорили, а когда пошла огласка, то уже было поздно спасать, ничего не помогло. Ну объявите об этом раньше, может быть, и вытащили бы парня.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Nikolay Lemtyugov (@nikolaylemtyugov) 6 Окт 2019 в 3:43 PDT

А потом и остальным

— Вы правы. Но если возвращаться к вашей ситуации. Вы несколько лет провели в «Авангарде, до этого у вас были хорошие клубы в карьере, но почему перед позапрошлым сезоном так и не смогли найти команду, хотя впереди было целое лето?

— Клубы уже боялись. Ни на кого не действовали справки, которые я предоставлял. Все забыли, что я после реанимации вернулся не лед. Просто боялись. У меня были переговоры с Алексеем Бадюковым, который в то время работал генеральным менеджером в «Динамо». Я предлагал свои услуги, речь вообще не про деньги, а про возможность. Был согласен на пробное соглашение, чтобы убедились — я здоров. Но все было бесполезно. Ответ типичный: «Мы не можем рисковать. Ведь «Авангард» от тебя отказался, значит не все так просто».

— Но в «Северсталь» вы ездили. У вас был пробный контракт, но полноценный вы не подписали. Говорили, что не сошлись по деньгам.

— Там случилась такая ситуация: при подписании контрактов было ощущение, что все это как-то несерьезно. Мол, оставайся, но никаких гарантий никто не дает. Команда была не самая сильная и я просто испугался, что к ноябрю начнут искать виноватых, а в таких случаях страдают те, у кого маленькие контракты. Их увольняют в первую очередь, для того чтобы якобы исправить обстановку. В тот момент испугался, что к ноябрю я просто останусь без клуба и найти что-то другое будет не так просто. Собственно, в «Северстали» так и получилось — осенью начали искать виноватых.

— Всегда считалось, что у вас непростой характер, вы не командный игрок и можете что-то внутри раздевалки устроить. Почему у вас такой имидж — другой вопрос, но он есть и как-то я у вас спрашивал про это. Не в этом ли причина того, что вы не смогли найти клуб в КХЛ?

— Моя самая большая проблема в том, что я всегда говорил в лицо, если что-то не устраивало. Никогда ничего не говорил за спиной. Помните, у нас и с вами возникло как-то непонимание, я высказал и мы стали общаться, как и прежде.

— Помню.

— Так вот речь, наверное, о ситуации с Андреем Скабелкой в «Авангарде». Почему-то считалось, что инициатива о снятии тренера, о каких-то недовольствах возникала от меня, но это странно. Меня два месяца не было в раздевалке, как я мог на что-то влиять?

— Не знаю.

— Меня как-то вызвал на разговор Андрей Скабелка и я прямо сказал, что не имею к происходящему никакого отношения, ведь меня и близко рядом не было. Месяц я провел в больнице, месяц — в Германии на восстановлении. Возвращаюсь, а мне говорят: «Ты собрал команду и пошел против Скабелки». Объяснил все это тренеру.

— А он?

— Разобрался, кажется. Мы пожали друг другу руки.

— Вы ищете новый клуб этой весной?

— Да. В КХЛ вряд ли вернусь, а о причинах я уже говорил. Но пока рассматриваю варианты. У меня была хорошая карьера, я ее всю проанализировал, сделал выводы, прекрасно знаю свои ошибки.

— Какая была самая большая?

— Не услышал я Зинэтулу Билялетдинова в «Ак Барсе». Были собственные амбиции, эмоции захлестывали. Вы помните, какой состав был тогда у Казани? В атаке Алексей Морозов, Данис Зарипов, хорошие иностранцы. Тренер пытался донести до меня, что забивать в этом клубе есть кому, а он ждет выполнение совершенно других заданий. Но все казалось, что меня недооценивают, а я способен на большее. Надо было тогда слушать Билялетдинова.

Источник www.sport-express.ru